Неверно считать, что в данном контексте явное предпочтение отдается горным территориям. Каждый тип ландшафта сообщает своим обитателям определенную информацию, соответствующую данному историческому этапу. Фактор смыкания ранее разрозненных цивилизационных очагов и информационного обмена между ними стал доминирующим в социальной эволюции. Здесь равнины и наиболее легкодоступные низкогорья (Передняя и Малая Азия, большая часть Европы, современная Индия) получили эволюционное преимущество. Присутствие третьего измерения — высоты — уже стало необходимостью, и жители равнин вынуждены были чем-то «восполнять» естественную плоскость среды обитания. Проблема решалась в двух направлениях: 1) развитие той области знаний, которая связана с пространственным воображением и, в частности, с более абстрактным мышлением, оперированием объемными образами; 2) рукотворное «восполнение» этого недостатка — возведение культовых сооружений, нацеленных ввысь, и усиление ими слабо выраженных доминант в рельефе. Это и пирамиды в Гизе, расположенные на практически плоской равнине, и памятники древнерусского культового зодчества, поставленные на вершинах холмов.В контексте сказанного можно сделать предположение, что в выигрышном положении в новой истории должны быть те государственные образования, которые в своем составе имели и равнины, и горы (разумеется, помимо морей). Рельеф и сейчас остается важным фактором формирования мировоззрения, но уже в несколько иной роли, как средство концентрации тем и идей для культуры и, в частности, искусства.
Л. А. Некрасова Институт географии РАН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *